• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:36 

Сенсация.

*Vanilla Sky*
Редко чувствую себя глубоко несчастной. Не хочу любить людей. Хочу любить деньги, шмотки и машины. Тогда будет к чему стремиться. Надоело верить в то, чего у меня нет.

19:22 

*Vanilla Sky*
Наверное, я потому схожу за умную, что молчу много. Я даже самой себе кажусь умнее, когда молчу. Но стоит сказать что-то вслух, как получается какая-то глупость. Это все равно, что петь про себя. Я очень хорошо пою про себя, попадаю в ноты, вытягиваю всё, что нужно. Вслух так хорошо не получается. Голоса не хватает. Поэтому мне больше нравится петь про себя) Раньше я как-то посмеивалась над теми, кто не может сказать в лицо то, что думает. Не злобно посмеивалась, а так, удивлялась. Не понимала, почему они столько всего думают, могут даже написать потом об этом где-нибудь, а сказать не могут. Но однажды мне самой пришлось так стоять перед человеком. Я хотела сказать ему кое-что. Важное. Ужасно хотела. Эти слова, те, что я хотела сказать, занимали всю мою голову. Я мысленно сказала их ему, наверное, миллион раз. Но вслух сказать не могла. Я открывала рот, дыхание останавливалось, сердце бешенно билось. Но не могла сказать это. То есть у меня не получалось. Слова не получались. Не знаю, что там должно случиться в голове, чтобы мысль передалась языку, чтобы он зашевелился и произнес какие-то звуки. Но вот именно этого я не могла сделать. Я потом смеялась, вспоминая это. И поняла, что есть вещи, которые очень трудно сказать вслух. *Просто невозможно*. Это было бы красиво, закончить этой фразой: *Просто невозможно*. Но я не буду. Потому что знаю, что не просто. И знаю, что возможно. =)

09:47 

*Vanilla Sky*
Давно у меня в черновиках висит одна запись про облака. Точнее про тучи. Я как-нибудь удалю её, не понимаю, почему не сделаю это сейчас.
Я ведь не любитель писать про облака. Всё о них уже написано и переписано раз по сто. Но то облако.
Я стояла на остановке и рассматривала противоположную часть улицы, было душно и скучно. День прошел хорошо, если не сказать весело, оставалось только доехать до дома и дождаться, когда можно будет лечь спать. В голове было много и пусто, я спокойно подняла глаза и посмотрела на небо. И увидела облако. В виде знака вопроса. Я смотрела на него и почувствовала легкое раздражение. Нахмурилась, отвернулась. Снова посмотрела. Оно мне не нравилось. Откуда оно там взялось? Я больше не смотрела на него, но чувствовала, что оно там, и злилась. Злилась на это вопросительное облако. Потому что мне не нужны знаки вопроса. По крайней мере тогда они мне были точно не нужны. Они заставляют думать о том, о чем думать не нужно. Но этот знак вопроса был уже не только на небе, но и в моей голове. И я стала думать.
Маленький клочок облака нарушил мое душевное равновесие.
А ведь я не любитель писать про облака.

20:31 

Доктор Фрейд, мне нужна помощь.

*Vanilla Sky*
Странно, но мне очень редко снятся хорошие сны. Точнее почти никогда не снятся. В самые счастливые дни моей жизни мне снились самые страшные сны. Был период, когда снов я не видела вообще. Это были самые спокойные дни моей жизни. А теперь. Мне снятся одни и те же сны. Я убегаю, я ищу, и я падаю. Я никогда не знаю точно, от кого убегаю, но бегу изо всех сил и очень боюсь. Я не помню, что ищу, но всегда ищу, не успеваю и никогда не нахожу. Сны про падение очень короткие: я нахожусь где-нибудь высоко и на самом краю, на мосту, на парапете высокого здания, я стою или иду, я понимаю, что одно лишнее движение - и я потеряю равновесие и упаду, я не знаю, что внизу, и очень боюсь сорваться, я боюсь, но знаю, что сорвусь, через какое-то время я теряю равновесие, боюсь, начинаю балансировать, боюсь, пытаюсь удержаться, боюсь, падаю. Но почему-то страшнее всего убегать. Убегаю и чувствую, что кто-то меня догоняет, что он совсем рядом у меня за спиной и если я споткнусь или задержусь хоть на секунду, меня догонят. Так и происходит всегда. В тот момент, когда я спотыкаюсь или вижу, что мне некуда больше бежать, в тот момент мне очень страшно, я понимаю, что больше ничего не могу сделать, все бесполезно и от меня больше ничего не зависит, я не знаю что со мной будет, но я знаю, что меня догнали. И просыпаюсь. Я в жизни столько не боюсь, сколько в моих снах.

10:41 

*Vanilla Sky*
Кто-то прочтет и скажет, что это полная чушь. Кто-то может даже плюнет) Наверное надо почувствовать это, чтобы понять)
«…
Как же мне невыносимо! Господи!!! Зачем я так влюбился?!!!

В школе, в старших классах, я очень хотел иметь длинные волосы, но они не очень росли. Волосы у меня вообще не очень. Никогда мне мои волосы не нравились. Я стригусь нечасто и значения волосам особого не придаю. Но когда мне бывает плохо, не в смысле, заболел или огорчился, а когда долго плохо... мне хочется побрить голову наголо. Я уже делал это. Помогает. Не знаю чем, но помогает. Становится как-то легче, что-то обновляется. И некоторое время каждый подход к зеркалу вызывает удивление и даже улыбку. То есть, после бритья головы моя внешность вызывала у меня улыбку. Я с радостью побрил бы голову и в этот раз. Но что Она об этом подумает, как Ей это понравится? И если Она спросит: "Зачем ты это сделал?", - я же не смогу ей сказать: "Понимаешь, я слишком сильно тебя люблю, я не могу справиться с этим чувством, я схожу с ума. Вот я и подумал, может быть, будет лучше мне побыть без волос. Может быть, станет легче". Я не могу так сказать! А что тогда говорить?

В пятнадцать минут третьего я не выдержал и набрал Ее номер. Просто набрал номер, и все. Никакого повода я так и не придумал. В висках шумно запульсировала кровь... Но голос оператора сообщил о том, что вызываемый абонент временно недоступен. Какой ужасный голос! Как должно быть много проблем у той женщины, которая позволила записать свой голос для этих чертовых телефонных сообщений. Эти голоса огорчают всегда! Они спокойны и, как бы, снисходительны, как голоса психиатров. Человек, может быть, погибая, из последних сил, в отчаянии набирает номер, а там, в телефонной трубке, спокойный женский голос - мол, позвоните позже. Какие жуткие проклятия слетают с уст или проносятся в головах тысяч и тысяч людей, которые слышат этот голос. И так происходит постоянно, каждую секунду. И днем, и ночью в адрес этой бедной женщины летят жуткие ругательства, а если не в ее адрес, то в связи с тем, что услышали ее голос. Как, должно быть, ей непросто живется.

Пока спускался по эскалатору, попытался собрать мысли в порядок. Надо было это сделать. А то что-то совсем стало худо. Тревога и раздражение... просто достигли своего предела. Мальчишка, лет пятнадцати, сильно толкнул меня плечом, пробегая мимо по эскалатору, а я схватил его, выругал и обидно отпихнул прочь. Зачем?! Ну, совсем уже нервы были никуда... И тогда я пустился в размышления. Такие размышления, которые всегда помогали мне в моменты непонятной тревоги. Нужно было найти источник раздражения и просто его локализовать и осознать как таковой. И даже если нет возможности его устранить и исправить, все равно становилось легче. Значит, так: "Отчего же меня трясет? А?! В целом все более-менее нормально. У меня сейчас два объекта. На одном все О.К.... Почему опять O.K.? Я что, герой-ковбой что ли?... Надо избавляться от этих океев.

Нормально с этим! А отчего же так хреново-то мне?! Рубашка и эти волосы? Да! Это серьезно. С этим нужно срочно что-то делать. И она выключила телефон! Вот основной источник тревоги!!! Плохо мне! Плохо! Мне нужно услышать Ее голос! Скорее! Немедленно!"

Я протолкнулся в вагон метро. Народу было много. "Это еще и от зимней одежды, - мелькнуло в голове. - Летом будет легче. Летом всегда легче. Но к лету должно что-то измениться, иначе я до лета не доживу". Я прикрыл глаза и даже едва слышно простонал. Потом мои глаза открылись, и я увидел на уровне своих глаз головы людей. Мы стояли, плотно прижавшись друг к другу. Головы покачивались, поезд быстро бежал по тоннелю. Я видел эти головы. Через окна в конце вагона был виден другой вагон. Там, казалось, люди качаются сильнее. А им, наверное, казалось наоборот. "Вот среди голов мотается моя голова, - подумал я. - А в этой голове творится такое! Если бы можно было улавливать приборами энергию каких-то переживаний, то мою голову можно было бы отследить из космоса. Ее было бы видно даже сквозь землю, на такой глубине, где проложено метро. Мне, наверное, сейчас больнее всех. Не может быть много таких больных голов одновременно в одном месте. Не должно быть! Иначе провода погорят.

Странное дело, я почему-то и так знал, что Она не придет. Знал сразу, еще до того, как мы договорились о встрече... Я не обиделся. Я не мог обидеться на Нее. Я даже не мог придумать или представить себе ситуацию, в которой я мог бы на Нее обидеться. И я не огорчился. Нет! Я, как будто, выпал из самолета на предельной высоте и скорости. То есть, я задохнулся и замерз одновременно... Она ответила не сразу. Мне пришлось ждать девять или десять гудков... Фактически, Она опаздывала только на семь минут, но почему-то я почувствовал, что Она не придет совсем... Ее голос был очень далеким. Она искренне сказала, что только, когда я позвонил... только тогда посмотрела на часы и ужаснулась. Она просила простить ее. У нее возникли какие-то неприятности, и ей пришлось уехать из офиса. Предупредить меня она не могла... Она также сказала, что не могла позвонить, хотя помнила о том, что надо это сделать. Я спросил, не случилось ли чего с ее дочкой... Она сказала, что нет... И что она не может больше говорить, предложила созвониться завтра, еще раз попросила прощения и отключилась. "Так", - подумал я. - Так, - сказал я вслух и повторил это какое-то неопределенное количество раз. "Мне нужна помощь! - подумал я. - Помогите мне!"

Там было так хорошо! В пустыне, в траншее у пулемета, в холодном темном море... очень хорошо! В вагоне военного эшелона... было спокойно. Холодно и спокойно. Там было спасение, потому что там не было надежды. Совсем! Даже тени надежды не было! Еще было бы здорово находиться где-нибудь на полярной станции. Чтобы был маленький такой вагончик среди бесконечных льдов и снегов. Холодный океан отделял бы эти снега и льды от материков, где было тепло, где шла жизнь. Хорошо было бы жить на этой станции много-много месяцев, а то и лет. Чтобы там со мной был молчаливый и суровый напарник, с которым мы обменивались двумя-тремя словами за день. Например, такими: я - "Будешь чай?", он - "Буду", через три часа: он - "Сходишь за дровами?", я - "Схожу", и ближе к ночи: я - "Кто будет сегодня проверять приборы?", он - "Я". И все. И достаточно. Чтобы в нашем вагончике было тесно, но уютно, тепло, но не жарко. Окошко было бы всегда замерзшим, и оно то ярко светилось бы полярным солнцем, то темнело бы полярной ночью. Мне нужно было бы изо дня в день выходить на связь, что-нибудь куда-то докладывать... (А что еще делают полярники?) Еще нужно было бы аккуратно вести специальный журнал. Три раза в день покидать наш вагончик в любую погоду, чтобы проверить показания каких-то приборов. (Ну, в смысле, если бы я был полярником, я бы умел это делать и знал, зачем это нужно.) Конечно, если бы у меня был напарник, мы бы все делали по очереди: по очереди снимали показания приборов, заполняли журнал, делали уборку, готовили еду, выходили на связь с "большой землей". Еда была бы очень однообразная и простая. Но с этим как раз у меня проблем бы не было. Но необходимо, чтобы было много книг. Таких толстых и бесконечных старых романов. Все перечитать или прочитать впервые! ... Еще, каждые три месяца прилетал бы самолет, но не садился, а пролетал бы над нами, приветственно качал крыльями, сбрасывал ящики с оборудованием, едой, подарками, книгами. Но никаких писем. Никаких!

Еще, хорошо сидеть в тюрьме. Но не в нашей, не сейчас и не за преступление. А так... непонятно за что и во французской тюрьме... Давно. Чтобы была даже не тюрьма, а крепость. Каменные стены, деревянная дверь с металлическими заклепками, свежее сено на полу, высокое окно с решеткой и синим небом. Книга у меня должна была бы быть только одна - тяжелая старинная Библия, и больше никаких книг. Надо же, в конце концов, прочитать Библию! У меня всегда были бы чистые, свежие рубашки со свободными рукавами и узкими манжетами. Рубашки не такие, как сейчас, не тонкие, а из такого толстого полотна. Я был бы всегда хорошо выбрит. (Кстати, интересно, как они там брились, тогда... давно.) Хорошо, если бы ко мне приходил цирюльник и брил меня каждое утро... И чтобы иногда приходил священник и беседовал со мной. Мы вели бы с ним бесконечные, спокойные философские дискуссии... Можно было бы играть в шахматы с надсмотрщиком. Мне приносили бы хороший хлеб, яблоки и кувшин вина. Но только, чтобы не было никакой возможности передать кому-то какую-нибудь записку или получить от кого-нибудь письмо. Еще, чтобы было точно известно, что нет никакой возможности сбежать отсюда, что из этой крепости никто не сбегал и даже не пытался. Чтобы на душе было спокойно, чтобы не было неотомщенной обиды или долга чести. Чтобы точно знать, что я посажен в эту крепость навсегда! И нет совершенно никакого смысла ждать смены власти и помилования. Нет! Вот так до конца!

Очень хорошо было бы быть монахом, но не православным, с длинной и непослушной бородой. Я не хочу жить в холодной келье, не хочу есть постные щи и кислую капусту, сидя за общим столом с такими же, как я сам (если бы я был монахом), бородатыми, бледными, сутулыми и некрасивыми людьми. Не хочу делать грубую и убогую работу, преимущественно зимой на морозе. Не-е-ет! Хочется быть монахом где-то далеко-далеко, где красивые пейзажи, тишина, в маленьком озере плавают карпы. В общем, где красиво, есть и горы и равнины, не жарко и не холодно. Где можно, наконец-то, побрить голову раз и навсегда. Там не было бы вообще ни одной книги. Там все и так все знают! Там бы я изнурял свое тело сложнейшими упражнениями, учился спокойствию и силе, встречал восход и провожал солнце на закате, сидя в одной позе. Там, наконец-то, появился бы авторитетный для меня человек - мой учитель. Обязательно маленький, сухонький и знающий всего меня насквозь и на три шага вперед. Он научил бы меня слышать дождь и отличать песню сверчка от трели цикады, научил бы видеть облака и понимать их, научил бы идти сквозь туман... и всегда выходить к храму. Там бы я написал свое первое стихотворение... палочкой на песке. Стихотворение о дожде, облаках, сверчке, цикаде... о тумане и песке. И не слова о себе... Ни единого слова про себя!

Еще, я бы согласился отправиться в бесконечную космическую экспедицию. Такую экспедицию, которая не вернется, а если и вернется, то тогда, когда на Земле уже не останется никого из тех, кто бы мог меня ждать. В космосе и на Земле время идет не одинаково. Я улетал бы и знал, что больше я Ее никогда не увижу и не услышу. Меня бы усыпили, чтобы я проснулся через сотни лет, за миллионы парсек от Земли. Я бы проснулся в мире, где Ее нет!

Я стоял неподвижно, держал телефон в руке и набирал Ее номер. Она ответила... - Прости, я понимаю, что не должен был тебе звонить, - удивительно спокойным голосом сказал я. - Но я не смог не позвонить. Мне показалось, что мне нужно позвонить прямо сейчас, немедленно... - Она молчала. - Я очень сильно тебя люблю!!! Я не могу без тебя!.. Вот. - Я знаю, - сказала Она. Она сказала это... И повисла тишина. Где-то в Альпах сошло несколько снежных лавин. - Я не знаю, что еще говорить, - ровно, как будто одним словом, сказал я. Она сказала, что она тоже не знает, что говорить.»
Е.Гришковец. Рубашка.

07:17 

*Vanilla Sky*
я их нашла) фото с дня рожденья шиньи. хочу еще раз тот день

@музыка: Him - Join Me

@настроение: happy

11:49 

*Vanilla Sky*
купила роман гришковца асфальт. иду по улице с книгой в обнимку. счастливая. солнце выглянуло. дура)

@музыка: The Corrs - Breathless

20:38 

*Vanilla Sky*
в нете полно фоток нирваны, есть и очень классные, но качество в большинстве случаев низкое. не хочу выкладывать любимое фото в ужасном качестве. ну эти тоже клевые)

12:19 

*Vanilla Sky*
ну вот были же у меня класные фото курта кобейна. хотела кинуть сюда любимую. ну нет так нет.

@музыка: Nirvana - Rape Me

11:58 

*Vanilla Sky*
в который раз попадаю на фильм с хайденом кристенсеном, и если в Наркозе я говорила "что за шпендик?", то после Телепорта и "Декамерона" захотелось посмотреть (пересмотреть) 2 и 3 эпизоды звездных войн.

@музыка: Katsumoto Yukari (кто это?) - Moonlight (не знаю, но я ее обожаю)

@настроение: люблю робин *-*

14:16 

это мой второй пост и я не имиль)

*Vanilla Sky*
Привет) Вот решила поменять тут всё^^

@музыка: mylene f - anamorphose

@настроение: homealone

15:05 

*Vanilla Sky*
Fk))

@музыка: him

@настроение: wicked game)

21:58 

эта мой первый.. пост

*Vanilla Sky*
Я Мика и я ХОТ!!

Mika no diary

главная